Домой Украина Третий сценарий лучший: Шесть сценариев будущего Украины

Третий сценарий лучший: Шесть сценариев будущего Украины

792
English EN Russian RU Ukrainian UK
ПОДЕЛИТЬСЯ

Помимо продолжения сегодняшнего «состояния», у Украины есть пять альтернативных сценариев

Главный вопрос о будущем Украины, на который до сих пор нет четкого ответа, сегодня касается не только и не столько ее внутренних дел, экономической трансформации и социальной стабильности – темы, которые часто звучат в СМИ и обсуждениях экспертов. В конечном счете, решающим вызовом перед Киевом в следующие несколько лет, остаётся вопрос защиты украинской национальной безопасности от российской гибридной войны против Украины.

В первую очередь, эта касается сдерживания возможных дальнейших военных атак Москвы вглубь украинского государства, таких как воздушных бомбардировок, артиллерийских обстрелов, ракетных ударов или продвижения сухопутных войск за пределы сегодняшних оккупированных территорий. Последнее могло бы, например, произойти если Кремль вздумает создать связь между Россией и Крымом вдоль Азовского моря – особенно, в случае неудачи российского строительства Керченского моста.

В этой связи, имеет смысл обозначить шесть нижеизложенных возможных вариантов будущего международного позиционирования Украины. Эти сценарии потребуют от Киева, Запада и Москвы – например, после ухода Путина – разных концептуальных подходов, взаимных сигналов и совместных или же антагонистических действий.

Они могут привести к самыми различным последствиям не только для Украины, но и для всей Европы – если не для всего человечества (ввиду изложенной ниже связи между территориальной целостности Украины и международным режимом по нераспространению ядерного оружия). Как будет проиллюстрировано, относительные шансы, риски и возможности воплощения того или иного сценария резко отличаются друг от друга.

Тем не менее, имеет смысл обсудить все шесть сценариев в примерно ровной мере, так как они все активно обсуждаются в экспертной среде и международной дипломатии, а также иногда в масс-медиа. Имеет и смысл сравнить сегодняшнюю относительную вероятность их воплощения и открыто сказать об утопичности, желательности, рискованности, привлекательности, мрачности и т.д. их будущей реализации.

Более того, в следующие годы нельзя исключить, ни новые потрясения или трансформации международной системы безопасности, ни резкие изменения во внутреннем раскладе вовлеченных в «украинский конфликт» разных национальных государств и межгосударственных организации.

В результате таких мутаций условий для изложенных шести сценариев, относительная вероятность их реализаций может снизиться или повыситься по сравнению с теперешней ситуацией. Некоторые из здесь представленных сценариев могут на фоне сегодняшней международной ситуации показаться простыми фикциями.

Тем не менее, их предварительное обсуждение уже сегодня имеет определенный смысл на тот случай, если в следующие годы произойдут резкие повороты, например, внутри Украины, России, США и/или Европейского Союза. Последние годы научили тому, что даже самых – казалось бы – невероятных новых развитий нельзя полностью исключить.

Такого рода, с одной стороны, политические катаклизмы или же, с другой стороны, прогрессивные прыжки могут для Украины и ее друзей предоставить новые «окна возможностей». Если такое окно действительно вдруг откроется – Киеву, Брюсселю, Вашингтону и другим игрокам нужно будет, возможно, действовать быстро и решительно, чтобы не упустить исторический момент.

Именно на этот случай, т.е. чтобы быть готовым и к самому резкому повороту событий, здесь обсуждаются и пока лишь гипотетические варианты украинского будущего. Они могут остаться такими же фантастическими, какими они представляются на сегодня – или же, наоборот, стать вполне возможными, если мир существенно изменится.

Первый сценарий: Украина (совместно с Грузией и Молдовой) остается в нынешней геополитической «серой зоне» Европы и получает только неформальную поддержку своей безопасности со стороны Запада

Простая экстраполяция нынешнего положения Украины, Молдовы и Грузии без существенного изменения их международного статуса является, на сегодняшний день, наиболее вероятным сценарием в ближайшие годы. Возможны новые развития внутри этого сценария, как, например, разные двухсторонние партнерства, проекты и договоренности.

Но в итоге такие отдельные инициативы, скорее всего, оставят уровень институциональной включенности всех трех стран, т.е. отсутствие их организационного включения в европейскую систему безопасности, аналогичным сегодняшнему. В результате, с одной стороны, можно справедливо утверждать, что только обсуждение разных вариантов будущего в рамках этого первого сценария событий – действительно реалистичная дискуссия, и что только попытки улучшения именно этого сценария имеет политический смысл для Украины.

С другой стороны, очевидным недостатком этого украинского, грузинского и молдавского будущего является то, что оно будет по сути продолжением ситуации, которая сложилась с 1991 года. Этот сценарий будет и далее воспроизводить тот набор обстоятельств, который привел к катастрофе 2014 года.

Частичная западная помощь Украине, Молдове и Грузии в виде финансовой поддержки, различных схем сотрудничества и поставка некоторого оружия, в худшем случае, когда-то будет рассматриваться как отвлечение от задачи более креативного и существенного решения принципиальной проблемы международного положения этих трех стран.

Скрупулезная работа над постепенным улучшением сценария «серой зоны» ввиду его высокой вероятности на следующие годы, конечно, нужна – и, ввиду, неясности альтернатив ему, даже первоочередная. Однако, чрезмерный или даже исключительный фокус на всего лишь эту цель может привести как в Украине, так и на Западе к забывчивости касательно того факта, что этот сценарий в конечном счете будет означать сохранение опасной геополитической «дыры» в Европе.

Пока эта хрупкая модель международных отношений Восточной Европы не будет заменена некой серьёзной структурой, она может привести к ещё большому краху, чем тот, который произошел в 2014-ом году. Идея о том, что Украина, Молдова и Грузия должны и могут сами по себе стать достаточно сильными, чтобы противостоять России – почетная и симпатичная.

Но она в конечном счёте наивна, если не легкомысленна. То, что эти страны самостоятельно могут справиться с новым полномасштабным российским военным вторжением, включая воздушные и ракетные атаки – а именно об этом кошмаре нужно говорить, если серьёзно обсуждать вопросы базовой национальной безопасности трёх стран – всего лишь сладкая мечта.

Второй сценарий: В рамках большой сделки между Россией и Западом Украина получит некие гарантии безопасности, но может потерять часть своей территории и/или суверенитета.

Тогда как первый вариант является на сегодняшний день наиболее вероятным, то второй иногда называемый «финляндизацией», стал за последние три годы наиболее популярным среди многих политиков, дипломатов, наблюдателей в Западной Европе и некоторых аналитиков России. Идея о большой сделке между Москвой и Западом часто упоминается как в СМИ, так и в экспертных дискуссиях.

В принципе, Украина должна быть самой заинтересованной страной в стабильном, всеобъемлющем и справедливом мире с Россией. Однако, устойчивая сделка с Москвой кажется маловероятной без фундаментальных изменений в нынешнем политическом режиме России или, по крайней мере, в его внешнеполитических приоритетах.

Сегодняшний Кремль вряд ли по-настоящему признает суверенитет Украины или согласится на действительное решение вопроса о Крыме. Разве что, можно предположить возможный будущий уход России из украинского Донбасса в обмен на снятие большинства западных санкций.

Вероятно, что Москва потребует и для этого прогресса добавочных уступок со стороны Запада, как, например, официального исключения возможности будущего вступления Украины в ЕС и НАТО.

Кремль также скорее всего не откажется от Крыма и не прекратит поддержку своих кукольных режимов в Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии. Таким образом, такая асимметричная сделка, которая игнорирует интересы особенно Киева, стала бы фактическим отказом США и Великобритании от их обещаний в известном будапештском Меморандуме о заверениях безопасности Украины 1994 года. (Название этого документа часто неправильно переводится в Украине как «Меморандум о [якобы] гарантиях безопасности», хотя в английском варианте текста говорится о «security assurances», а не о «security guarantees».)

Тем самым такое возможное соглашение еще больше подорвало бы уже треснувший в 2014-ом году всемирный режим нераспространения ядерного оружия, о чем ниже сказано более подробно.

К тому же, такая сделка повторила бы различные предыдущие неудачные попытки прийти к взаимопониманию между Западом и Кремлем о постсоветском пространстве, путем коллективных переговоров и подписания многосторонних документов. В Будапештском меморандуме 1994-го года с США, Великобританией и Украиной Кремль – в обмен на полную передачу украинского ядерного арсенала России – заверил мир в своем уважении территориальной целостности, государственных границ и политического суверенитета Украины.

В Стамбульском документе ОБСЕ 1999-го года Россия пообещала вывести свою небольшую воинскую часть из Приднестровья. В российско-грузинском мирном договоре 2008-го года, достигнутом при посредничестве ЕС, т.н. «план Саркози», руководство России согласилось вывести свои войска из Южной Осетии и Абхазии. В Женевской декларации, Минском протоколе и Минском меморандуме 2014-го года, и в Минском соглашении 2015-го года, Москва согласилась на деоккупацию Донбасса.

Ни одно из российских обещаний в этих многосторонних соглашениях (как и в целом ряду двухсторонних договоров России с Украиной, Молдовой и Грузией) не было выполнено, хотя Москва в той или иной степени принимала участие в инициации подписания и разработке текстов этих документов.

Заключение еще одного подобного соглашения с Москвой может иметь такой же разочаровывающий результат. В худшем случае он может соблазнить Запад подписаться под перманентным нарушением политического суверенитета Украины. Такой результат, на фоне событий и соглашений касательно украинского ядерного арсенала 1990-их годов, далее подорвал бы логику демонстративно нарушаемого Москвой с 2014-го года международного режима нераспространении ядерного оружия.

ЧТОБЫ ПРОДОЛЖИТЬ ЧТЕНИЕ, ПЕРЕЙДИТЕ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ, КЛИКНУВ НИЖЕ

 

Присоединяйтесь к группам "ProUA.com.ua"  на Facebook, Twitter, Google+
Следите за обновлениями! Мы публикуем только самое интересное!

Загрузка...

1
2
3
ПОДЕЛИТЬСЯ