Полторак сделал неожиданное заявление после встречи с Зеленским в АП: «Было не до шуток»

О чем говорил на встрече с новым президентом, кто должен возглавить Минобороны, и можно ли вести переговоры с Россией — главные тезисы.

И.о. министра обороны Степан Полторак дал интервью «Настоящему времени«. О чем говорил на встрече с президентом Владимиром Зеленским, кто должен возглавить Минобороны, и можно ли вести переговоры с Россией: все интервью — коротко.

С Зеленским встречался. Он учится. «Он слушал и, думаю, прислушивается к мнениям других… Главное, чтобы человек хотел учиться. Президент… учится очень хорошо. Он умный человек и не будет делать неправильных шагов. Есть люди, которые смогут посоветовать ему».

Было не до юмора. «Мы говорили о таких вещах, что у нас сегодня (интервью состоялось 21 мая — ред) десять обстрелов и один раненый. Два человека погибли в зоне проведения ООС, поэтому нам было просто не до шуток».

Хуже, наверное, не сделает. «Не думаю, что он способен сделать хуже. Моя мечта — чтобы Украина никогда больше не вернулась в 2014 год. Эксперименты над армией заканчиваются очень плохо. И для нас они закончились тем, что мы потеряли Крым, Донецк и Луганск».

Но Апаршин — не лучший вариант. «У меня личное мнение по этому поводу. Я не знаю очень хорошо Апаршина, я его видел один или два раза… Он умный, у меня сомнений нет. Он подготовленный – тоже сомнений нет. Но уметь и делать – это абсолютно разные вещи».

Переговоры с Россией? Осторожно. «С Россией переговоры вести нужно. Единственное — нужно быть очень осторожными, потому что я немного знаю примеров в истории, когда Россия договорилась и потом сдержала бы слово. Особенно когда она договаривается со страной, которая имеет меньший потенциал, меньшую армию, меньше возможностей и меньшую территорию».

Украина оказалась не готова к войне. «И не только Вооруженные силы — никто в Украине не был готов к войне, ни правительство, ни общество… Наша беспечность и отношение к армии, когда мы выделяли 1% ВВП, привело к тому, что некому было защищать страну».

И не смогла быстро закончить. «Поэтому мы не смогли закончить быстро войну. Реально мы приступили к реформам в 2016 году. До этого мы вели активные боевые действия и латали дырки. Мы делали все возможное для того, чтобы сделать элементарные вещи».

Расход на солдата был всего $5000. «Солдат США обходится стране в 0,5 млн долларов. В России — около ста тысяч… С начала войны с РФ один наш военный обходился государству в районе $5000, сейчас это намного больше. На эти деньги нужно было купить форму, обеспечить медициной, соцпакетом, денежным содержанием, лечить, покупать новую технику, вооружение, ракеты, танки, самолеты. Но так не бывает!»

Было стыдно просить помощь. «Я с ужасом вспоминаю, когда тут, на ступеньках Минобороны, я принимал гуманитарную помощь от Канады. Мне было стыдно, мне было неприятно, что страна с огромным потенциалом получает форму».

Реформа не завершена. «Полностью завершено планирование. Начиная со стратегии национальной безопасности и обороны… Реформа не завершена… Без реформы экономики реформу Вооруженных сил провести невозможно… Нужно работать очень много».

Мы идем к стандартам НАТО. «До 2014 года бригадных учений, например, не было запланировано вообще ни одного, в 2019 их уже 26. У нас по стандартам НАТО обучились до 20 тысяч людей. Мы идем до этих стандартов. Но нам еще много нужно сделать».

Хочет, чтобы преемник был лучше. «Самое главное, чтобы мы тот флаг, который несем, чтобы он не упал. Его просто подхватили подняли еще выше и двигались вперед. Моя мечта, чтобы (новый) министр обороны был намного лучше, чем я».

Но сам сделал все, что мог. «Мне точно не стыдно смотреть ни вам в глаза, ни всей Украине. За пять лет я много решений принял, и ни одно не было принято в личную пользу. Все решения были направлены на то, чтоб сделать армию сильнее…